История мате



Вступление

История йерба мате, корнями уходящая во времена доколумбового Парагвая, отмечена взрывным ростом производства и потребления в южноамериканских колониях Испании. Это произошло несмотря на сложный процесс культивации растения, который хотя и был открыт в середине XVII века, но полностью был исследован только в эпоху индустриализации в начале XX века.

В конце XVI века напиток из листьев Падуба парагвайского начал стремительно входить в культуру, как среди испанских колонистов, так и среди индейцев Гуарани, в небольших количествах потреблявших его ещё до прихода испанцев. В XVII веке мате распространился на Лаплатской низменности и оттуда попал в Чили и Перу. Такая экспансия превратила мате в главный товар Парагвая; мате сумел оставить позади даже такой популярный продукт, как табак.

Гуарани В середине XVII века орден иезуитов нашел способ окультурить Падуб парагвайский и начал выращивать его на плантациях в организованных орденом индейских поселениях - редукциях. Между орденом и парагвайскими собирателями йербы сразу же установилась жесткая конкуренция. После стремительного падения ордена иезуитов в 1770-х, его плантации быстро пришли в запустение, были утеряны и наработанные знания по выращиванию падуба. Но к тому времени мате уже успел распространиться достаточно широко; рынок продукта в Парагвае стремительно развивался. После того как Парагвай обрёл независимость, индустрия не потеряла свою ключевую роль в развитии страны, однако ее состояние было подорвано Парагвайской войной (1864–1870), нанесшей стране тяжелый экономический и демографический ущерб.

В это время главным производителем мате стала Бразилия. Технология выращивания была отработана с нуля благодаря государственным программам, проведенным в Бразилии и Аргентине в конце XIX – начале XX века. Наступило время современных технологичных плантаций. Когда в 1930-х бразильские предприниматели обратили своё внимание на кофе, главным производителем мате стала Аргентина, которая на тот момент уже являлась крупнейшим его потребителем. Провинция Мисьонес, где орден иезуитов основал большинство своих плантаций, превратилась в центр производства мате.

Зарождение культуры напитка

GuaraniПервыми европейцами, появившимися на землях Гуарани, стали испанцы. В 1537 году было основано поселение Асунсьон. Новая колония была вынуждена развиваться в отрыве от экономики и культуры Европы, что послужило для испанцев причиной развивать с туземцами отношения, выходящие за рамки простого найма рабочей силы.

Точно неизвестно, когда именно колонисты начали пить мате, но к концу XVI века мате прочно закрепился в их культуре. Можно представить, насколько общепринятым стал мате в Парагвае, прочитав письмо, которое в 1596 году один из членов кабильдо Асунсьона (сенат или собрание совета) написал губернатору Рио де ла Плата Эрнандо Ариасу де Сааведра: «… гадкая и плохая привычка пить йербу распространилась так сильно среди испанцев, их женщин и детей, что в отличие от индейцев, которые пьют его раз в день, они пьют его постоянно, и редко встретишь того, кто его вообще не пьёт». Далее автор этого письма рассказывал, что испанские поселенцы продают свою одежду, оружие и лошадей и даже влезают в долги, чтобы купить йербу.

Распространение в Южной Америке (1600 – 1650)

В начале XVII века йерба стала главным товаром, экспортируемым с территорий Гуарани, превзойдя такие продукты, как сахар, вино и табак. Против набирающего силу рынка мате выступил губернатор Рио де ла Плата Эрнандо Ариас де Сааведра, убежденный во вредности йербы и обеспокоенный тем, что рабочие туземцы проводят слишком много времени, наслаждаясь напитком. Губернатор запретил производство мате на территории Рио де ла Плата, но этот запрет почти сразу же был отменен королевским указом из Испании. Всё это законотворчество мало повлияло на постоянно растущие масштабы производства мате.

В отличие от кофе, какао и других коммерческих зерновых культур, найденных европейцами в период великих географических открытий, йерба собиралась с диких растений вплоть до XIX века. До 1676 года, в течение всего периода распространения йербы по Южной Америке, главный центр производства был расположен в индейском городе Маракау к северо-востоку от испанского поселения Асунсьон. Маракау, леса которого были богаты йербой, стал местом длительного конфликта, возникшего, когда поселенцы из городов Вилла Рика дел Эспириту Санто и Сьюдад Реал дел Гуара начали своё продвижение по уже освоенным испанцами территориям вокруг индейского города. В 1630 году из-за постоянных нападений португальцев из Сан-Паулу поток прибывающих в Маракау поселенцев вырос, что привело к ужесточению конфликта. Так как все поселенцы зарабатывали на жизнь на рынке йербы, жестокость конкуренции постоянно возрастала.

Спокойствие пришло в Маракау только в 1676 году, когда португальские поселенцы вытеснили всех остальных, сделав почти опустевший район своими пограничными территориями. Поселенцы Маракау переместились на юг, основав город Вилларика, который и стал новым центром производства йербы. После прекращения производства йербы в Маракау, Асунсьон потерял свой статус экспортного центра для Санта-Фе и Буэнос-Айреса. Раньше транспортировка из Маракау по реке Парана была затруднительной, и йербу перевозили по реке Жежу в Асунсьон, откуда открывался полностью судоходный путь по реке Парагвай прямо в Рио де ла Плата. Теперь же Вилларика стал не только производственным, но и экспортным центром йербы.

Конфликт поселенцев в Маракау происходил на фоне распространения йербы за пределы Парагвая сначала в торговый центр Рио де ла Плата, затем в Боливию, Перу, Эквадор и Чили. Йерба становилась важным товаром в колониях Южной Америки. В XVII веке налоги, уплачиваемые с продаж йербы выросли настолько, что превратились в один из важнейших источников дохода в Парагвае, Санта-Фе и Буэнос Айресе, что, в свою очередь, привело к ужесточению налогового режима и повышению налоговых ставок. К действующим в то время налогам: десятине (взимаемому в пользу католической церкви налогу со ставкой 10%), алькабале (взимаемому в пользу королевской казны налогу со всех торговых сделок, ставка по которому с начала XVII века была поднята до 14%) и транзитным налогам, в 1680 году Испанская Корона сочла нужным добавить специальный налог на йербу, доход от которого должен был обеспечивать финансирование обороны и гарнизона Буэнос-Айреса.

Орден иезуитов и период окультуривания растения (1650-1767)

Жестокое обращение испанских и португальских колонистов с коренными жителями материка привело к катастрофическому снижению численности народа гуарани; к концу XVI века количество индейцев сократились с 1 млн. до 5 тыс. человек. Появление в Южной Америке представителей иезуитского ордена изменило ситуацию. В отличие от кровожадных испанцев и португальцев отцы-иезуиты обращались с мирными индейцами очень доброжелательно и всячески противодействовали обращению местного населения в рабство. Последователям Игнатия Лойолы без труда удалось завоевать доверие мирного народа. Гуарани с охотой принимали крещение и основы христианской веры. Получив поддержку испанской короны, в начале XVII века орден иезуитов основал несколько религиозных поселений в землях племен Гуарани. Так началась история уникального государства, созданного для организации правильной религиозной жизни верующих, с положенными в основу коммунистическим хозяйством, социальным равенством и изоляцией от остального мира.

Jesuit Missions

В начале XVII века иезуиты поддерживали губернатора Рио де ла Плата Эрнандо Ариаса де Сааведру в его запретах на производство йербы, но уже в середине века экономические выгоды от торговли мате побудили их стать серьёзными конкурентами собирателям йербы к северу от реки Тебикуари. Поначалу святые отцы использовали общепринятые способы производства йербы - отправляли тысячи индейцев гуарани в изнурительные походы по болотам, где находились лучшие деревья. Однако в 1650-1670 гг. орден иезуитов совершил почти невозможное по меркам их современников: дикорастущие деревья были окультурены. Выращивание йерба мате стало главным секретом иезуитов, к тому же у ордена был ряд очень серьёзных преимуществ перед другими производителями йербы в регионе Тебикуари – поселения ордена находились недалеко от главных торговых центров Санта-Фе и Буэнос-Айреса, а также не облагались многочисленными налогами.

Такая ситуация, конечно же, не устраивала парагвайских производителей йербы из Вилларика и Асунсьона, и они обвинили орден в затоваривании рынка дешевой йербой. Власти установили лимиты производства для ордена иезуитов, превышение которых облагалось налогом. Несмотря на это предупреждение лимиты всё равно превышались, и ко времени своего расформирования орден продавал йербы в четыре раза больше положенного количества.

Интересный факт: вследствие недостатка монет в обращении в поселениях иезуитов в качестве денег использовались мёд, маис, табак и йерба.

Золотой Век Парагвая (1767-1870)

После исчезновения ордена иезуитов в 1767 году производство йербы в освоенных им районах начало падать, организованные орденом индейские поселения и плантации вокруг них постепенно пустели. Прибыльное производство не получило поддержки от Испанской Короны, и в период XVIII-XIX веков сбор с дикорастущих деревьев снова стал единственным способом получения йербы. Первенство в производстве вернулось обратно к Парагваю.

Центральным перевалочным пунктом на рынке йербы стал основанный в 1773 году Консепсьон, к северу от которого располагались обширные районы дикорастущего падуба. Рынок мате активно рос в южноамериканских колониях Испании; этому способствовали такие события, как введение системы свободной торговли между сателлитами Испанской Империи в 1778 году и налоговая реформа в 1780-м. В 1770-х обычай пить мате, распространяясь на север, достиг города Куэнка (современный Эквадор).

В Европе же мате не удалось получить такого же признания, как какао, чай и кофе, хотя в 1774 году иезуит Хосе Санчес Лабрадор писал, что в Португалии, Испании и даже Италии многие пьют мате.

В XIX веке напиток привлек внимание французских натуралистов Ома Бонплана и Августина Сен-Иларе, которые независимо друг от друга изучали растение, из которого он изготавливается. В 1819 году падуб парагвайский получил своё научное название: Ilex Paraguariensis.

После обретения независимости Парагвай в течение века уступил свою позицию главного производителя йербы Бразилии и Аргентине. Это случилось даже несмотря на «кризис мате» в Аргентине, когда на фоне рекордно большого спроса на йербу во всем мире происходил спад производства по причине запустения плантаций ордена иезуитов. Спад производства затянулся до середины XIX века и, к этому времени Аргентина уже полностью стала зависеть от поставок соседей. Основным поставщиком стала Бразилия. Торговые пути импорта йербы в Аргентину проходили по реке Парана. Завезенную таким путем йербу маркировали «Паранагуа» по названию порта отгрузки.

Yerbatero

Тем не менее, производство йербы не утратило в Парагвайской экономике свою ключевую роль. Разбросанные по стране плантации и регион дикорастущих деревьев - Вилларика - по объему производства уступили пальму первенства таким новым центрам, как Консепсьон и позднее, в 1863 году, Сан Педро. Во время правления Карлоса Антонио Лопеса (1844-1862) производство йербы полностью контролировалось военными. Парагвайская война (1864-1870) повлекла за собой резкое падение объемов сбора йербы в Парагвае, в основном это произошло из-за массовой мобилизации населения. В период войны солдаты всех конфликтующих сторон использовали мате как средство для утоления голода и тревоги. Война с Бразилией, Аргентиной и Уругваем нанесла Парагваю тяжелый демографический и экономический урон; почти вся индустрия йербы Парагвая перешла под контроль иностранцев. Также Парагвай потерял богатые йербой территории площадью 156 квадратных километров, которые теперь стали частью Аргентины и Бразилии.

В Чили обычай пить мате укоренился в колониальные времена, но после обретения независимости чилийцы начали постепенно следовать европейской моде пить кофе и чай, которые попадали в страну через её набирающие силу порты. Распространение кофе и чая в Чили началось с привилегированного класса. Первая кофейня появилась в Сантьяго в 1808 году. Немецкий ботаник Эдуард Фридрих Пёпиг в своём описании богатой чилийской семьи заметил, что старики пили мате, а молодежь чай. В 1875 году британский посол Рамбольд описал рынок йербы в Чили словами: «импорт парагвайского чая падает неизменно», но так как йерба была повсеместно дешевле, чем чай или кофе (за килограмм в период с 1871 по 1930), то сохранила популярность в сельских районах Чили.

Индустриализация и распространение в Восточном Средиземноморье (1870-1950)

На фоне разваленной экономики Парагвая и незначительных размеров Аргентинского рынка в конце XIX века лидером в производстве йербы стала Бразилия. В 1890-х развиваемые в штате Мату-Гросу-ду-Сул плантации снова наводнили рынок большими объемами йербы. В начале XX века начало восстанавливаться производство в Аргентине, увеличившись с менее чем 1 млн кг в 1898 году до 20 млн кг в 1929 году. В первой половине XX века Аргентина начала государственную программу по поддержке индустрии мате и развитию провинции Мисьонес. В провиции имигрантам из Европы начали раздавать участки земли, предназначенные для семейного возделывания. В 1930 году Бразилия сменила приоритет с йербы на более выгодный в продаже кофе, отдав первенство в производстве йербы Аргентине.

Поток иммигрантов, который был вовлечен в мате-индустрию Аргентины, послужил проводником культуры напитка в другие страны; обычай пить мате обосновался в Украине, Польше, Сирии и Ливане.

 

© Дон Мате, 2013

Все материалы, размещенные на этом сайте, защищены законом РФ об авторском праве. Любое копирование, тиражирование, сдача в прокат, а так же использование без согласия авторов преследуется по закону.

Возврат к списку